Категория: Рассказы

Мой домик.

 Мой домик. Мой маленький домик. Он обрастет зеленой лужайкой с одиноким огромным дубом. На лужайке будет лежать соломенная шляпа. Шляпа, которую кто-то забыл. Пойдет дождь и моему маленькому домику потребуется крыша. Я нарисую ее. Возьму папины чернила, измараю себе руки и нарисую. Я люблю пачкать руки чернилами, чтобы потом подолгу их отмывать. Мой домик. Мой маленький кирпичный домик. В нем поселилась клякса. Мама говорит, что я не аккуратный. Наверное, от этого там и поселилась клякса. Еще там будет солнце. Оно появится над дымоходом и протянет свои лучи к безобразной кляксе. А рядом с моим домиком, правее, там ничего нет. Пока ничего нет. Но скоро там вырастут буковки. «Н»… «А»… «Й»… «Д»… Мой домик. Мой маленький домик, который утонул в папиных чернилах... 


 Кажется, я задремал. «Нужно прекращать над собою так издеваться» — сказала бы Джаннет. На моей щеке виднелись красные отметины от клавиш печатной машинки. Судя по солнцу, которое так старательно пытается пробиться ко мне в комнату, сквозь старинные занавески, уже около полудня. Да. Циферблат электронных часов, висевших на голой стене, показывал 14:00. Мой взгляд зацепила запылившаяся фотография в рамке, стоявшая на тумбе под этими часами. Надо бы протереть ее… И вообще уборка квартире бы не повредила. «Ты такой неорганизованный» — сказала бы Джаннет. Я пошел на кухню за тряпкой, заодно поставив кипятиться чайник. За стенами моего убежища, было слышно, как грохочет проезжающие мимо вагоны поезда. Было не самой лучшей идеей сэкономить, купив квартиру возле внешней ветки метрополитена. Что бы на это сказала Джаннет? Я не знаю… И это меня тревожит. Я взял с тумбы рамку с фотографией и провел тряпкой по стеклянной поверхности, оставив еле различимые глазу разводы. С фотографии на меня пристально смотрели четыре улыбающихся человека… Я. Отец. Мама. Джаннет. В этот день мы рассказали моим родителям о помолвке… «Мама, папа, мы с Джаннет хотим помолиться» — протороторил я с порога. Мы планировали это рассказать им за ужином, предварительно подготовив, но я чертовски сильно волновался. Никогда не умел с этим бороться. «Ты такой забавный» — сказала бы Джаннет. Внезапно мне чертовски сильно захотелось выпить. Выпить не воды, а чего-нибудь гораздо крепче. Выключив уже кипящий, истерично визжащий чайник, я взял ключи со старенького деревянного комода и отправился в паб «Томас Грин». «Ты такой импульсивный» — сказала бы Джаннет.

 «Томас Грин» был довольно хорошим пабом, я бы даже сказал, моим любимым пабом. Томми, мой старый приятель,  решил долго не думать над названием. Его имя было звучным и идеально подходило для названия подобного заведения. Я медленно подходил к входу, уже представляя, как Томми наливает мне ароматное виски, когда услышал тихое всхлипывание за углом… «Это не твое дело» — сказала бы Джаннет. Но сейчас ее нет рядом, а, значит, дело мое. Мальчуган, лет восьми, съежившись, сидел на бордюре и утирал рукавом слезы. «Что случилось, мальчик?» — спрашиваю я. Он молчал, продолжая тихо всхлипывать. «Ты потерялся?» — продолжаю попытки достучаться – «Может быть, мы с тобою махнем в кофейню через дорогу и поговорим по душам? А? Твои родители, наверное, не разрешают тебе пить кофе… А я разрешаю…». Мальчик посмотрел на меня блестящими глазами, продолжая мусолить слезы по щекам, видимо, задумавшись над предложением. «Учили не разговаривать с незнакомцами, ведь так? Хорошо. Ты правильно делаешь. Но я не незнакомец, я сказочник. Ну, что скажешь?» — «Сказочник?» — неуверенно мальчик впервые мне отвечает. Его голос охрип от долгого плача. Он медленно встает, отряхивает свои пыльные, потертые шорты и подходит ко мне. «Я тебе не верю! Ты должен будешь рассказать мне историю» — властно прищурившись, на меня снизу уставилось белобрысое лицо в веснушках. Опухшие красные глаза пристально изучали меня, пронзая насквозь детским любопытством. «Хорошо, я расскажу тебе историю» — улыбаюсь я – «Идем». Мальчик сам протягивает мне руку и сам ведет, чуть ли не бегом, к кофейне. Наверное, он там уже бывал – думаю я – Здоровские там десерты, родители наверняка туда его водили.

 Колокольчик звякнул, сообщая официантам о посетителях. Мы вошли. Мальчик уже совсем не плакал и, по-моему, был отчасти даже весел. Я решил сесть где-нибудь в углу, подальше, чтобы историю, которую я собираюсь рассказать, никто не услышал. «У вас милый сынишка» — официантка открывает блокнот, приготовившись записать заказ. «Он вовсе не мой отец… Он считает себя сказочником» — обиженно отвечает ей мальчуган. «Сказочником? Вот как?» — Официантка, расплывшись в улыбке, наклонилась к мальчику – «А ты кто такой?» — «Я Рой Миллс, мэм» — «Очень приятно, Рой Миллс, а я Салли» — протягивает официантка свою руку мальчику – «Что ты будешь заказывать, Рой?» — «Сказочник, скажи Салли, что мы будем заказывать» — Рой, видимо, оказался довольно общительным малым. Мне захотелось смеяться. Смеяться, умиляясь этой, пропитанной абсурдом, сценой. «Крепкий капучино и латте, а на десерт – как можно больше шоколадных маффинов. Мы тут надолго, я полагаю»

 «Сказочник! Ты обещал историю!» — обжигая губы и язык, Рой противно хлюпая, пытается пить латте – «Историю, значит… Хорошо. Я расскажу тебе историю, но тогда пообещай, что расскажешь мне, почему ты сидел один и плакал. Договорились?» — «Договорились…» — Почти шепотом, чуть обиженно произносит Рой и отворачивается к окну. Слезы снова подступили к его глазам.

 «Однажды один человек потерял свой дом. Он побывал в куче самых разных мест, но нигде не смог найти его» — «Как это?» — «Давай так. Ты будешь очень внимательно слушать, и я обещаю, со временем, ты все поймешь» — «Ну, значит вот… Как я уже сказал, у этого человека никогда не было дома. У него вообще ничего не было. Ни работы, ни семьи, ни друзей, ни, даже, имени. И он, как бы странно это не звучало, был очень счастлив. Еще, человек этот, не подчинялся времени. У него никогда не было часов. Его утро наступало, когда взойдет солнце, а не когда стрелки на часах покажут это. Его ночь наступала, когда солнце сядет, а не когда покажут часы. Он никогда не спешил и никуда не опаздывал. Человек без имени считал, что люди могут обойтись без цифр. Ведь, все беды исходят именно от них. Люди, чьими мечтами и желаниями владеют цифры – Думал он – Никогда не смогут стать счастливыми.  Те, кому доводилось когда-либо пообщаться с этим человеком, еще долго, под впечатлением, рассказывали своим друзьям о странствующем мыслителе, а те, в свою очередь, лишь хохотали над бедолагами. Его слова намертво западали в душу, а взгляд на мир поражал своей простотой. Да и внешний вид, так же, производил странное впечатление. Соломенная шляпа, густая, местами уже седая, борода, клетчатая рубаха, оборванные штаны и босые ноги, словно, постаревший Том Сойер. Ты же знаешь, кто такой Том Сойер, Рой?» — «Да, мистер сказочник. Мама читала мне книги про него» — Рой сидел, заворожено раскрыв рот, выпучив свои блестящие глаза. «Тебе интересно?» — Спрашиваю я – «Да, мистер сказочник, интересно. Очень интересно. Но что он говорил тем людям, которые встречали его?» — «Я не знаю, Рой, этого никто не знает. Те, кто с ним говорили, давали клятву, что никому не расскажут о его словах. Они лишь описывали свои впечатления… Так же никто не знал откуда он пришел и куда направляется. Говорят, совсем недавно, его видели идущим на запад по шоссе, недалеко от нашего города…» — «Кто так говорит? Он здесь? Он в городе?» — «Слушай внимательно, Рой. Ты все узнаешь. Как-то раз, этого человека решил подвезти дальнобойщик, слышавший кучу историй об этом мыслителе. Мыслитель не отказывался от помощи, да и сам с радостью ее дарил. Он мог поделиться последним куском хлеба с бездомными… Но сейчас не об этом. Значит, ехали они вместе довольно долго. Несколько дней и ночей. Вместе останавливались в мотелях и дальнобойщик платил за мыслителя. И так они сдружились, что человек разрешил дальнобойщику рассказать кое-что о том, что он говорит людям. А говорил он о том, что мир наш вовсе не настоящий, что мир просто иллюзия. Настоящий мир появляется, когда люди засыпают. И не найти никому своего дома. Дом, которые люди считают своим, на самом деле лишь обман. И правы те, кто ищут. Ведь, в поисках  и заключается цель. А те, кто перестали искать, осели на месте, те глупы и не познают счастья в своем мире цифр. Взаперти математических объяснений и в темнице формул. Слово есть сильнейшая сила. Но словом не нужно ничего объяснять. Слово лишь средство. Объяснять нужно чувствами.  И те, кто ищут, будут счастливы до тех самых пор, пока находятся в поисках. А те, кто считают своим домом квадратные метры земли, те, кто отсчитывают свой возраст с момента рождения, те, кто назначают даты и празднуют смену этих дат, те, кто просыпается и куда-то спешит только потому что часы ему велят – все они… Все они рабы. И не понять им, что цифру изобрели люди, которые не изобретали вселенную. Не понять им, что, когда не было цифр, законы были другими. Человек, великий разрушитель, сам загнал вселенную в рамки, пытаясь объяснить ее свойства. Запомни это, Рой.» — «Но я не понимаю…» — «Когда ты вырастешь, обязательно поймешь. Даю тебе слово… А что сказал мыслитель дальше, никто не знает. На следующее утро, он исчез, оставив дальнобойщику лишь кучу пищи для размышлений… И, поговаривают, дальнобойщик этот, вскоре погиб вместе со своей семьей, попав в авиакатастрофу.  Но сын, который забыл перевести время на часах и опоздал, остался жив. И с тех пор, он следует за слухами о мыслителе, пытаясь отыскать его, чтобы узнать о тех словах, что услышал его отец. Но мыслитель, словно призрак, хаотично появляется в самых разных местах. Говорят даже, что одновременно его видели сразу на нескольких шоссе. Прошло уже десять лет. И сын дальнобойщика отчаялся, прекратив поиски, оставшись наедине с призраками прошлого…» — «Мне грустно, мистер сказочник. Это же не сказка, ведь так? Это же правда?» — «Может быть правда, а может и нет. Хочешь еще маффинов?»

 «Рой! Рой! Слава тебе, Господи! Ты цел, Рой!» — истерично визжа, к нам неслась пышная дама – «Мама!» — Рой побежал к ней навстречу, заливаясь слезами. Я улыбнулся. «Ты молодец» — сказала бы Джаннет. «Спасибо! Спасибо, мистер, что присмотрели за моим сыном. Как мне вас отблагодарить? Вы хотите денег, наверное?» — Дама стояла возле меня, поглаживая по голове, вцепившегося ей в ногу, Роя. «Его зовут мистер сказочник, мама» — Рой все еще плакал. «Не стоит, мисс. Ваш сын отличный парень. Вы читаете ему сказки, мисс? Он их очень любит. Он замечательный слушатель» — Говорю я, подмигивая мальчишке. «Ох, мистер, спасибо вам! Спасибо. Да хранит вас Господь» — «Я хочу домой, мама… Пошли домой» — «Идем сынок, идем. Еще раз, большое спасибо мистер…» — «Сказочник». Дама мило улыбнулась и направилась к выходу, вытирая платочком слезы. Рой все пытался вывернуть голову на сто восемьдесят градусов и махал мне рукой. «Тебя так любят дети… Ты будешь замечательным отцом» — сказала бы Джаннет.

 Время с мальчишкой пролетело незаметно. Когда я вышел из кофейни, уже начинало смеркаться. Я все же зашел к Томми в паб, рассказать о своих приключениях. В честь этого весь вечер он наливал мне за счет заведения. Дома я был уже за полночь. Часы показывали 03.30. Я быстро принял легкий душ и лег спать, вспоминая изумленное лицо мальчишки, внимательно слушавшего историю.

 Мой домик. Мой маленький домик. Он обрастет зеленой лужайкой с одиноким огромным дубом. На лужайке будет стоять босой человек в соломенной шляпе. Человек, которого кто-то оставил. Пойдет дождь и моему маленькому домику потребуется крыша. Я нарисую ее. Возьму мамины кисти с красками, измараю себе руки и нарисую. Я не люблю пачкать руки мамиными красками, они ей нужны для работы и она сильно меня ругает, когда я беру их без спросу. Мой домик. Мой маленький кирпичный домик. В нем поселился мальчик. Папа говорит, что я хорошо рисую. Наверное, от этого там и нету кляксы. Еще там будет солнце. Оно появится над дымоходом и протянет свои лучи к грустному мальчику. А рядом с моим домиком, правее, там ничего нет. Пока ничего нет. Но скоро там вырастут буковки. «Найди меня…». Мой домик. Мой маленький домик, который не выдержал этих слов. 

 Я проснулся в холодном поту. Тело дрожало. «Пора нас отпустить… Ищи… Будь счастливым…» — сказала бы Джаннет. Она всегда была права…

Обсудить у себя 13
Комментарии (13)

Вот это да, вот это рассказ.....

Критиковать просто. А когда всё замечательно, то и говорить — ничего не скажешь… Действительно, самый здоровский рассказ. Тронул.

Объема бы побольше. Угу...

Да что ты, нет. Ну, если хочешь написать что-то более длинное, то, конечно, здорово, но к этому рассказу я бы не стала ничего прибавлять.

надо же… у меня есть одно… с таким же названием...

попроще конечно)

__

нравится  то, что ты пишешь… очень.

Ооо! Про домик мне понравилось. Возможно, даже не про домик, а про папины чернила! Прекрасно.

Ну что же… нет слов. Добавлю вас. Или тебя, как удобнее вам/тебе)

нам/мне не имеет значения как удобнее.

Хм, тогда ты.

Ты замечательно пишешь. Главное, не смущает объём и не лень читать. Ну или сегодня настрой такой. В общем, отлично!

надеюсь на моей полке когда нибудь поселится книга с твоим автографом, господин писатель)

Ой. Ну, не надо)

У меня просто слов нет, правда… Это прелестно. Смысл такой замечательный, глубокий. И как все описано… обожаю такой стиль. Скрытые подтемы отлично внедрены.

Пока читал, проникся. Хотя и не намеревался сейчас что-то всерьёз читать.

Благодарю.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: