Категория: Рассказы

Бабочки.

Едкий запах сырости, нехватка свежего воздуха и темнота… Ничего не напоминает? Да. Подвал. Сырой и до чертиков темный подвал. Нет, электричество там есть. Даже больше. И оголенная лампочка горит, раскачиваясь, скрипя, под потолком. И нет, я не слепой. Дело в том, что на моей голове мешок. Прибавьте к сырости и тьме еще и пыль в этом мешке. Ну как? Да, вы правы, не очень приятно…
Мертвую тишину нарушает резкий лязг. Это, наверное, достали пистолет и сняли с предохранителя. Ну, и нацелен он, конечно же, на меня. Я чувствую, насколько напряженно лежит его палец на курке…
Весь воздух, кажется, пропитан густым, затянувшимся напряжением. Наверное, даже пылинки застыли в воздухе… О чем же я сейчас думаю? А о чем можно думать в такой момент? Конечно же, о бабочках. Такие легкие, свободные, безмятежные бабочки, летающие над полями, залитыми лучами яркого солнца. Черт! Я думаю о бабочках, сидя в сыром, душном подвале, в момент ожидания порции свинца, предназначенного мне, да еще и с идиотским мешком на голове. Хм… Бабочки… Странно, обычно говорят, что вся жизнь проносится перед глазами, в ожидании скорой смерти. Что ж, теперь я знаю, что это не правда. В ожидании смерти на ум приходит лишь чепуха и дурацкие образы бабочек. Сейчас будет БАХ! и мои мозги разлетятся по мешку. Ведь, как же всё-таки хорошо, что я этого уже не увижу. Мой желудок не выдержал бы такого зрелища. БАХ! И я всё-таки вижу, как кровавые ошметки моего мозга наполняют этот грязный мешок. Я вижу довольные, ухмыляющиеся лица своих убийц. И я вижу ослепляющий белый свет в конце тоннеля. Вот несется поезд, и, если я не запрыгну на платформу, он превратит меня в жалкую кашицу из внутренностей. Дикий звон в ушах плавно перетекает в истеричные завывания сигнала. Я вскарабкиваюсь на платформу буквально в последний момент. Еще какая-то доля секунды и меня размазало бы к чертям. Я чувствую неистовый порыв ветра от пронесшегося поезда за моей спиной, который чуть не сбивает меня с ног. Пытаясь сдержать дрожь в ногах, осматриваюсь. Похоже я в метро. На платформе полно людей. Они все выглядят шокированными, растерянными, напуганными. Кто-то подбегает ко мне, придерживая за плечи, что-то невнятно бормоча, но я ничего не могу разобрать. Меня жутко рвёт от недавнего вида своих мозгов и шока от произошедшего. Всё вокруг наполняется мраком, краски медленно блекнут, очертания людей смазываются, а голова идет кругом…

Я слышу звук падающих в воду капель…Какие-то еле различимые, далекие голоса… Пытаюсь тихонько приоткрыть глаза, меня, с не привычки, ослепляет от яркости помещения. Еще несколько мучительных попыток и глаза, наконец, привыкают к такой освещенности, предоставляя мне возможность осмотреться. Я вижу чисто-белый потолок, справа от меня капельница с прозрачной жидкостью. Слева какое-то нагромождение пикающих приборов. Видимо, я в больнице. Да, я определенно в больнице… Пытаюсь приподняться. Каждая мышца моего тела назойливо гудит, будто меня сутки напролет колошматили бейсбольной битой. Практически не могу пошевелиться. Что, черт его дери, произошло со мной? Как я здесь оказался? Давай же, вспоминай, вспоминай… Ах, да! Бабочки… Прекрасные бабочки, летающие над залитыми солнцем лугами. Да я же сдох! Точно! Мне пустили пулю промеж глаз. Я помню, я видел себя и своих убийц… Как такое вообще возможно? Почему я до сих пор живой? Или, может это такое подобие рая? Кто сказал, что рай обязательно должен быть весь таким веселым, находится на небесах и у входа должны красоваться огромные золотые ворота? Дверь в мою палату неожиданно распахнулась, прервав мои размышления, и внутрь вошла молоденькая медсестра с золотистыми, короткими волосами и милой белоснежной голливудской улыбкой. – О, вы уже пришли в себя! Подождите, я приведу вашего доктора – говорит она и уходит, покачивая своими объемными, чертовски сексуальными бедрами. Так… Теперь я знаю, что действительно нахожусь в больнице, а не в раю и, что смерть не сделала из меня гея, ну что ж, уже совсем не плохо… Везде нужно находить положительные стороны, ведь так? Спустя несколько минут ожидания, пришел дряхленький седой старичок, лет шестидесяти на вид, с массивным блокнотом и ручкой в руках. Он встал напротив кровати, слегка прищурился: — « Здравствуйте. Как себя чувствуете? Наверное, паршиво, да? Вас доставила сюда полиция позавчера вечером. Вы были без сознания и проспали два дня. Мне сказали, якобы вы чудом спаслись от поезда в метро, припоминаете? Полиция полагает, что вы неудавшийся самоубийца, но дело в том, что никто не видел, как вы оказались на путях… Это довольно странно. Вы можете рассказать, как вы туда попали?» – Спросил он, противно теребя ручкой между двух пальцев.

— «Нет, я не могу вам рассказать, как там оказался. И да, вы правы, я крайне паршиво себя сейчас чувствую и думаю, вы выбрали неподходящее время для разговора» – Меня почему-то сильно взбесил его тон. Какой-то чересчур холодный, даже расчетливый, я бы сказал. Он на мгновение приподнял брови и продолжил. – « Понимаю. При вас не было никаких документов, вы помните, как вас зовут? Кто вы такой? Где живете? Вообще что-нибудь?»

— «Простите, доктор…ээээ….»

-« Абрахам».

 — «Доктор Абрахам. Всё, что я помню это лишь, то, как я вылез на платформу, ничего больше…» — Думаю, не стоит ему рассказывать о том, что я видел со стороны, как разлетались мои мозги в подвале. Он точно примет меня за свихнувшегося. Черт, а ведь и в правду, я только сейчас осознал, что не помню ничего кроме этого, даже своего имени. Доктор Абрахам молчал, видимо обдумывая, как быть дальше. И всё-таки нарушив затянувшуюся паузу, он быстро произнес, казалось уже заготовленную речь, так же холодно, как и говорил с самого начала – «Да, такое может быть первое время, не волнуйтесь. Память постепенно вернется. А пока вы побудите у нас. Полиция уже разослало ваше фото, если ваши родственники откликнутся, я дам вам знать. А пока отдыхайте и попытайтесь что-нибудь вспомнить. Если вам понадобится что-либо, вызовите медсестру» – И не давая мне возможности ответить бодренько зашагал к выходу. Для своего возраста он определенно в довольно хорошей форме, подумал я, зевнув. Видимо, разговор утомил меня, и я как-то незаметно для себя провалился в глубокий сон… Я вижу пламя. Обжигающее яркое пламя неистово пожирающее мое тело, но мне совсем не больно… Даже наоборот, приятно. «Избранный…Просыпайся… Беги…» — Пламя будто шепчет мне, так спокойно, успокаивающее… Что-то чертовски холодное, даже ледяное прикоснулось к моему лбу. Нет, не прикоснулось. Скорее надавило. Меня будто выдернуло из сна, и я резко открыл глаза, увидев темные силуэты. Надо мною стояли двое, ехидно ухмыляясь, приставив дуло пистолета вплотную ко лбу. Боже! Да это же те самые ублюдки, что меня однажды уже убили! – «Скучал? Прости, в нашу последнюю встречу как-то неудачно вышло, но в этот раз мы сделаем все по уму, избранный» – Произнес он властно, с нотками издевки в голосе, снимая пистолет с предохранителя… БАХ! Ммм… Чудесные бабочки… Восхитительные свободные бабочки, пархающие над землею. Как же это прекрасно…
Обсудить у себя 3
Комментарии (1)

с порога выстрел в голову… Шикарно написано

 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: